Карта сайта
Поиск по сайту


Rambler's Top100

Сибирский филиал Института наследия | Культура Сибири | Журналы Сибирского филиала Института наследия | Библиотека сайта | Авторский взгляд | Контакты
Места памяти | Краеведческая страница


 

Ксения Гизиева,
младший научный сотрудник СФ РИК

Слобода Аевская: сегодняшний день старинного села

Летом 2011 года этнографическая экспедиция Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского отправилась в село Слобода Знаменского района Омской области. Выбор места для исследования неслучаен, так как именно Слобода Аевская (а именно так звучит первоначальное название села) является одним из самых

старых поселений в области, где  с начала XVII века проживало многочисленное старообрядческое население. В русском словаре говорится: «Слобода – вид поселений в феодальной России, жители которых освобождались от налогов, и повинностей». Отсюда и название: «слобода», искаженное от слова «свобода». Слободами также называли поселения, где живущие казаки и стрельцы несли повинности. С созданием регулярной армии, стрельцов перевели в разряд простых крестьян, а название "Слобода" осталось прежним.

До сих пор остается неясным вопрос о дате основания деревни. В «Списке населённых мест Сибирского края» указано, что Слобода основана в 1600 году. Но, по мнению А.Д. Колесникова, омского краеведа, профессора, доктора исторических наук, датой основания Слободы Аевской нужно считать 1668 год. Объясняет он это тем, что рост населения города Тары и увеличение потребностей в хлебе вынуждали администрацию и население искать новые участки для заведения пашни. В 1667 году тарские казаки отправились в разведку. Результат – в 1668 году на реках Тара и Аев были основаны Бергамакская и Аевская слободы, так как там имелись обширные черноземные увалы, хорошие заливные луга и строевой лес.Основателями Аевской слободы были казаки С. Фирсов и И. Горбунов. В Аевскую слободу селили вновь приходящих крестьян и ссыльных из России.В следующем 1669 году в конце сентября в Таре случился большой пожар, выгорел почти весь город. Многие жители остались без крова. До пожара, как сообщал тарский воевода, «тарских жителей дворы были тесны гораздо и улицы были узки». С тем, чтобы «впредь от пожарного времени не было худо» тарчанам-погорельцам предлагалось строиться деревнями и выезжать в слободы. В 1669 году значительно выросло население Аевской слободы. Туда из Тары переехали белопоместные казаки Зензин, Бутаков и другие. Колесников отмечал, что наряду с казаками и стрельцами крестьяне проживали только в Аевской слободе. Казаки и стрельцы несли военную службу: ходили в походы, ездили в разъезды, отправлялись за солью на Ямышевское озеро (в Казахстане). Их привлекали к строительству Тарского городка, ремонту крепостных стен, дорог. Жалованье от казны большинство из них не получало. Служили с пашни, то есть каждому казаку за военную службу отводился участок земли, который нужно было своими силами обработать и за счёт него содержать себя и семью. Но частые походы отрывали от хозяйства, что приводило к разорению.

В 1791 году в Илимскую ссылку последовал опальный автор «Путешествия из Петербурга в Москву» Александр Николаевич Радищев. В его дневнике есть запись о Аевской слободе: «Аевская слобода, где живет много богатых раскольников, в 18 верстах от Чередова, стоит на Аеве. Тут ныне почты нет, а переменяют лошадей в Завьяловой, в 26 верст от Чередова. Тут живут посельщики. По Аеву селений довольно».

После того как в деревне Завьялово была открыта церковь в 1899 году Слобода стала приходом Завьяловской церкви. К тому времени большинство населения Слободы были старообрядцами, потомки которых до сих пор хранят старопечатные книги, семейные фотографии, иконы и кресты.В 1880 году в Слободу прибыл переселенец-крестьянин Симбирской губернии Д.И. Тонеев, высланный в Сибирь за пропаганду раскола. Вскоре он стал руководителем слободских старообрядцев, здесь была сооружена молельня. Жители Слободы относились к категории беспоповцев, но к служению православной церкви относились терпимо, хоть и не посещали ее. Впрочем, уровень грамотности и религиозной образованности в среде староверческого населения был несравненно выше, чем среди остальных крестьян.Религиозные убеждения отличались осознанностью и глубиной. Н.И. Костомаров об этом писал: «Русский мужик в расколе получал своего рода образование, выработал своего рода культуру, охотнее учился грамоте; кругозор его расширялся настолько, насколько этому могло содействовать чтение Священного Писания и разных церковных сочинений...». У каждого старообрядца всегда на шее должен быть нательный крест, получаемый при крещении. Его непозволительно снимать даже в бане, у врача и т. п. А так же были разительные особенности быта и, прежде всего, в том, что существовал запрете на использование чужой посуды из-за боязни «обмирщиться». В чертах характера членов этой группы,  исследователи обычно относят отчужденность, замкнутость, необщительность, запрет на употребление табака и алкоголя.

Активную и жесткую борьбу со старообрядцами повел первый священник Завьяловской церкви Александр Азбукин. Он закрыл в Слободе кладбище, потому что там хоронили, не соблюдая православные традиции, и запретил хоронить староверов на приходском кладбище в Завьялово. Впрочем, это вызвало недовольство старообрядцев, – после ряда выступлений, столкнувшись с неповиновением крестьян-старообрядцев, Омская Епархия была вынуждена отступить: Азбукин покинул Завьялово. На его место был назначен Павел Светлозаров. Понимая, что таким образом со старообрядцами не справиться, он вновь открыл Слободское кладбище.

В 1902 году открывается церковно-приходская школа, где дети получали православное церковное образование. Она была одноклассная с трехгодичным сроком обучения. Специального здания под школу не было. Но крестьянская община арендовала помещение под школу в жилых крестьянских домах. Обычно это был второй этаж крестьянских двухэтажных домов, который по каким-либо причинам пустовал. Внизу на первом этаже жили хозяева, а наверху располагалась школа. В одной комнате был учебный класс, в другой обычно жила учительница.

В 1930-е годы после раскулачивания зажиточных крестьян и высылки их за Васюганские болота, в деревне появилось много добротных домов, оставшихся без хозяев. В таких домах местные власти размещали школы, колхозные конторы, магазины. Вначале школа располагалась в самом большом в деревне, – доме Фокина Андрея Афанасьевича. Но вскоре этот дом перевезли в райцентр Знаменское и разместили в нём районный отдел внутренних дел. Школу перевели в дом крестьянина Васильева Алексея Архиповича. Его раскулачили, отобрали большой двухэтажный дом, имущество, но за болото по старости не сослали. В колхозе ему определили обязанность – открывать и закрывать ворота поскотины при проезде по большаку транспорта. Там он и жил летом. Это место очень долго (до 60-х годов XX века) в Слободе называли «Архипычева избушка».В добротном двухэтажном доме Васильева Алексея Архиповича школа располагалась с 1931 по 1939 годы.Места для четырех классов в таком доме было мало и в 1939 году под школу соединили два пятистенных дома раскулаченных крестьян. Навели общую крышу. В этой школе было три классные комнаты, небольшой зал, учительская и коридор. Но и в этом здании начальная школа работала в две смены, так как учеников было много, и классы были большими.

В 1953–1954 учебном году Слободская начальная школа была реорганизована в семилетнюю. В школьном зале на самом видном месте красовался стенд об А.Н. Радищеве и каждый слободской школьник от первоклассника до выпускника наизусть знал: «За Рыбиной (Большие Уки), выехав не реку Аев, едешь вниз её, до Аевской Слободы. Здесь, везде, как и в Таре, все почти раскольники».

В 1960 году школа-семилетка была реорганизована в восьмилетнюю школу. В 1961 году был первый выпуск восьмиклассников – 10 человек. В 60-е, 70-е годы классы были довольно большими. Ежегодно выпускалось от 15 до 25 учеников, занятия велись в две смены. Кроме детей из Слободы  обучались дети из д. Уваровка, Поляки, Бояркино. Ученики из д. Поляки ходили в школу ежедневно пешком (4 км), зимой – на лыжах, а в сильные морозы детей на лошадях привозили родители.

В 1983 году в Слободе построили новую школу.  Она стала настоящим украшением деревни, - двухэтажное белоснежное здание видно издалека. В ней-то и разместился этнографический отряд ОмГУ. Большой удачей для молодых исследователей стало то, что на территории школы в отдельном двухэтажном тереме располагался музей. Построено это здание было в 1993 году, а сам музей – инициатива директора школы, учителя истории Репина Георгия Федоровича в середине 70-х годов.  Вначале он располагался в одной из классных комнат, потом в подвале новой школы. Согласно инвентарной книге, Слободской музей имеет 1045 единиц хранения, из них основного фонда – 733 экспонатов, научно-вспомогательного – 312. В музее оформлено 10 экспозиций, есть комната боевой и трудовой славы, крестьянская изба. Во многом это заслуга нынешнего директора школы Костиной Тамары Георгиевны, человека, который, сделал наверное, больше, чем кто-либо другой, для сохранения исторической памяти села Слобода. Хочется верить, что это дело будет продолжено и в дальнейшем, ведь история Слободы насчитывает уже не одно столетие, и не только от нас, историков, но и от самих местных жителей зависит сохранность и трансляция накопленного материала всем последующим поколениям.


Использованная литература

 

Список населенных мест Сибирского края. – Новосибирск, 1928.

Костина Т.Г. «Здесь Родины моей начало» (история Знаменского района). – Омск, 2004.

Костина Т.Г., Овинкина Е.А. «Моей души столица». Омск, 2008.

Радищев А.Н. Полное собрание сочинений в 3 т. – М., 1952. – Т. 3.

Чередов В.П. «Слободе в 1998 году – 330лет» // Вперед [Знаменское]. – 1997. – 5 декабря.









Форум страницы





Ввод сообщений
Данные отправителя
Имя:
Город:
E-mail:
Сообщение:
Введите код с картинки




© Сибирский филиал Института наследия, Омск, 2009–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ
Финансовая поддержка: РГНФ, проект 12-01-12040в
«Информационная система «Культурные ресурсы Омской области»