Карта сайта
Поиск по сайту


Rambler's Top100

К 25-летию Сибирского филиала | Сибирский филиал Института наследия | Культура Сибири | Краеведческая страница | Библиотека сайта | Авторский взгляд | Журналы Сибирского филиала Института наследия | Контакты



К.Ю. Гизиева

ТРАДИЦИЯ ПОДГОТОВКИ К СМЕРТИ У РУССКОГО НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ: ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ*


Материалы, характеризующие как погребальный обряд в целом, так и его отдельные стороны, могут служить одним из ценных историко-этнографических источников для решения ряда проблем этнической истории и культурогенеза изучаемого народа. В этом смысле исследование погребального обряда очень информативно и не уступает по информативности изучению ряда других тем: религиозных верований, фольклора, народного изобразительного искусства и т.д.

Источниковую базу данного исследования составили материалы, зафиксированные в ходе этнографической экспедиции 2014 г. в деревню Половинка Кормиловского района Омской области. История заселения территории связана с киселевскими реформами государственной деревни 1837–1841 гг., когда измалоземельных регионов Европейской России организованно переселяли на свободные земли государственных крестьян.Пользуясь предоставленными законодательством льготами и получая от государства финансовую поддержку, переселенцы в короткий срок обзаводились хозяйством, становились исправными налогоплательщиками.Существует предание о том, что часть переселенцев не захотели жить на южном берегу Оми и перебрались на ее северный берег, где возникла деревня с характерным названием Половинка. В 1868 г. в Половинке насчитывалось 44 двора, в них 344 человека, в том числе 147 мужского пола и 197 женского [3, с. 8]. Ныне Половинка постоянных жителей не имеет, и превратилась в дачный поселок, часть жителей переселилось в соседнее Андреевское сельское поселение.

Сейчас организовать похороны самостоятельно очень сложно. Это отнимет много времени и сил. Поэтому люди, даже в деревнях, обращаются к помощи ритуальных служб. Похоронное бюро из райцентра может выехать в любое село для оказания услуг. Ритуальный агент может дать родственникам покойного советы по траурному убранству комнаты, в которой будет находиться умерший, расположению в ней гроба, портрета покойного, венков и цветов, драпировке зеркал и картин тканями, а также о предпочтительном стиле одежды на похоронах. Поэтому, по мнению информаторов, в наше время главным приготовлением к смерти является сбор денежных средств.

Для глубоко верующего человека главным считалось подготовить себя к этому последнему жизненному шагу духовно, т.е. успеть сделать необходимые дела для спасения души. Богоугодными делами почитались раздача милостыни, вклады в церкви и монастыри. Очень боялись внезапной смерти («в одночасье»); в каждодневную молитву входили слова «Упаси, Господи, всякого человека умереть без покаяния». Умереть дома, среди близких, в полной памяти, по представлению русских, было «благодатью небесною» [1, с. 385–386].

Бывшие жители с. Половинки вспоминали, как умирающие родственники прощались с семьей и давали наказы. Выполнение наказов умирающего считалось обязательным. Для родных и окружающих очень важно было получить от него прощение за обиды когда-то, возможно, причиненные ему. «Кто-то просил за хозяйством приглядеть, кто-то детишек себе взять, отказывать нельзя было, не по христьянски, да и отказ несчастье принесет» [2, л. 7].

Готовясь к смертному часу, старые женщины загодя запасали «смертную одежду» и откладывали деньги на свои похороны, желая быть одетым как «положено» [5, с. 177]. По словам информаторов за несколько лет до смерти начинали собирать «посмертный узел – одежду в которой в гроб положат» [2, л. 5]. Эта одежда сохраняла старинный покрой, как правило, повторяла фасоны, давно вышедшие из быта. Старые люди тяготели к формам одежды своей молодости или своих родителей. Цвета выбирали светлых оттенков, ткань черного цвета применялась главным образом для верхней одежды.

При изготовлении погребальной одежды соблюдались особые технологические приемы: шить полагалось своими руками, соединяя цельные куски материала («без подставки») с помощью стежка вперед иголку. До конца одежду не дошивали, объясняя это тем, что «свободные края – проще на мертвого надевать», либо «дошьешь до конца, так и смерти ждать недолго, раз все готово» [2, л. 3].

Босыми не хоронили, в качестве обуви использовали белые тряпочные тапочки: «обычную обувь с каблуками нельзя, а то будет приходить к живым и топотом пугать. Тапочки нужны чтобы ноги не мерзли, а белые потому, что нарядно, да и покойнику по дорогам больше не ходить» [2, л. 8].

Еще одним обязательным атрибутом «посмертого узла» являлась подушка, которую клали в гроб под голову покойнику. Набивали ее ароматическими травами (березовыми листьями, полынью), сеном, деревянной стружкой. По углам подушки красными нитками вышивали крестики, символизирующие веру покойного.

В заключении хочется отметить, что сельский погребальный обряд был регламентирован традициями, сложившимися на основе традиций народной культуры и религиозных предписаний: «То есть когда мы живем в квартирке и не видим, что происходит... если хоронят соседа, в лучшем случае, мы увидим, как подъехала машина, вынесли тело и увезли. А на сельских похоронах ситуация совершенно другая – это общественное событие. Если в деревне кто-то умер, об этом знают все, и участвуют в этом ритуале все. Нет такого, что каждый в своем замкнутом мирке – и вдруг пришла беда. Это некоторое коллективное переживание и сопереживание, горе, которое становится не только частным, но и коллективным. И там нет никаких элементов индустрии. Разумеется, сейчас гробы уже покупают и заказывают, там могут быть похоронные агенты, но при этом сама смерть переживается совершенно по-другому – ее не нужно бояться» [4]. Современные же нормы погребального обряда включают значительное преобразование традиций прошлого; на материальные компоненты обряда оказывают влияние новые материалы и технологии.Теперь его внешний вид зависит не от особенностей ритуала и не от представлений о том, что будет после смерти и не от культа предков, а от материальных возможностей каждого отдельного человека.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бардина П.Е. Русские // Очерки культурогенеза народов Западной Сибири. – Томск, 1994. – Т. 2. Мир реальный и потусторонний. – С. 383–385.

2. МЭЭ ОмГУ 2014 г. П.о. 1.

3. Очерки истории села Богословка. / Под общей редакцией М.В. Куросдова. – Омск: «Издательский дом "Наука"», 2003. – 40 с.

4. Русские похороны [Электронный ресурс] // Радио Свобода: [сайт]. URL: http://www.svoboda.org/content/article/1950713.html (дата обращения 06.06.2014 г.).

5. Фурсова Е.Ф. Погребальная одежда старообрядцев Васюганья в XX в. как этнографический источник // Культура русских в археологических исследованиях. – Омск, 2002. – С. 170–181.



*Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект № 14-31-01018а1 «Однодворцы в Западной Сибири: стратегии социокультурной адаптации локальных групп».

      

© Сибирский филиал Института наследия, Омск, 2009–2018
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ
Финансовая поддержка: РГНФ, проект 12-01-12040в
«Информационная система «Культурные ресурсы Омской области»