Карта сайта
Поиск по сайту


Rambler's Top100

Сибирский филиал Института наследия | Культура Сибири | Журналы Сибирского филиала Института наследия | Библиотека сайта | Авторский взгляд | Контакты
Места памяти | Краеведческая страница


 

И.В. Чернова

МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ПОЛЯКОВ ОМСКОГО ПРИИРТЫШЬЯ НАЧАЛА 1920–1970-Х ГОДОВ XX ВЕКА*

 

Данное исследование будет посвящено анализу элементов материальной культуры польских переселенцев Западной Сибири XX в. Рубеж 1920-х гг. является знаковым, т.к. он обозначает время окончания добровольных аграрных массовых миграций на территорию Сибири и начало трансформации культуры поляков под воздействием начавшихся социально-политических изменений. А 1970-е гг. – завершающий этап этого процесса. В рамках обозначенного периода нам хотелось бы осветить внутреннюю структуру, факторы и результаты изменения адаптационных стратегий поведения.

Для достижения поставленной цели нами были использованы материалы похозяйственных книг сельских советов за 1930-е – 1970-е гг. При их анализе внутри исследуемого хронологического отрезка было выделено несколько важных срезов: конец 1930-х гг. – предвоенное время, сопряженное с коллективизацией; 1950-е гг. – послевоенный период, ярко иллюстрирующий механизмы восстановления хозяйства и реорганизацию общественного хозяйства, и 1970-е гг. Заключительный этап был связан с двумя разнонаправленными процессами – развитием хозяйства и изменениями в административно-территориальном устройстве региона (укрупнение деревень, переезд населения и обустройство его на новом месте).

Ценность похозяйственных книг состоит в том, что из них можно почерпнуть информацию о структуре населения и хозяйства, количественные показатели уровня развития материальной культуры. Они позволяют также охарактеризовать территориальные и социальные изменения.

Однако, при их анализе нельзя забывать и недостатки данного вида источников: в нем всегда присутствует момент искажения, т.к. при проведении учета население старалось скрыть истинные размеры хозяйства, кроме этого различные жизненные обстоятельства не всегда оперативно отражались в документах, например, сын / дочь отделились и живут в своем доме, а числятся в хозяйстве родителей и т.д.

Именно поэтому, для их верификации и дополнения, привлекались и иные виды источников, например, интервью, собранных в 20112013 гг. в рамках экспедиционных поездок к полякам Омской области. Отметим, что беседовали мы не только с поляками и их потомками, но и опрашивалижителей близлежащих населенных пунктов, относящихся к иным этническим группам (в основном это русские, белорусы, немцы).Использовались и фотографии, которые иногда позволяли более объективно оценить данные.

Этнографические и визуальные материалы были собраны в основном в местах компактного проживания поляков в исследуемый период – в д. Деспотзиновка Саргатского района Омской области, в Знаменском (д. Поляки, с. Слобода и д. Никольское), Шербакульском (с. Максимовка), Одесском (с. Одесское) и Тарском (д. Минск-Дворянск) районах Омской области, а также в г. Омске. Исключение составляют южные районы Омского Прииртышья, выполнявщие роль транзитных пунктов при перемещении спецпереселенцев в 1940–1950-е гг.

На основе анализа имеющихся данных похозяйственных книг было выделено несколько хозяйственных комплексов, существовавших в разные периоды у поляков Омского Прииртышья. В XIX – начале XX в. это было личное приусадебное хозяйство, специализировавшееся на зерновом сельскохозяйственном производстве и животноводстве. Оно характеризовалось наличием обширного подворья, на котором располагались  разнообразные хозяйственные постройки: сарай, баня, гумно, овчарня, амбар. Был у польских переселенцев и пахотный участок, и, судя по количеству скота, деляна для покосов, площадь которых определялась исходя из размеров хозяйства.

В организационном плане этот комплекс связан с хуторско-отрубной системой расселения. Это подтверждают как статистические описания, так и полевые материалы1. Действительно, в северных районах Омского Прииртышья поляки первоначально селились на хуторах, образованных членами 2–5 хозяйств. Хутора были немноголюдными – насчитывали от 6 до 35 человек. Воспоминания об этом комплексе сохранились и в памяти информантов: «Сначала поляки жили на хуторах – Виноградовка, рядом еще хутор был Хмелевка, сейчас их уже нет»2. «До революции в деревне Поляки было всего 7 дворов... называлась она Поляцкая заимка»3.

В советский период указанный комплекс изменился, хуторское хозяйство влилось в состав колхозов. Виноградовка, например, была включена в состав колхоза «Гудок» в 1937 г.

Отметим важную особенность в организации колхозов в местах компактного проживания поляков – здесь был реализован сценарий, свойственный также старожильческим населенным пунктам: одно село – один колхоз, или, пользуясь терминологией Ш. Фицпатрик, имело место «коллективизированное село»4. Это смягчило происходившие экономические и политические изменения. В результате внутри польского сообщества на территории Омского Прииртышья сформировался новый хозяйственный комплекс, сочетавший общественное и личное хозяйственное производство.

Рассказывая о своей жизни в советский период, информанты  актуализируют в первую очередь сферу общественного производства. Они приводят сведения о том, сколько было земли у колхоза, какие культуры и в каком количестве высевались, сколько скотины держали, где были угодья и т.п.

«В колхозе было все… Сначала пахали на лошадях, сеяли вручную, зерно обрабатывали на зернотоках… на полях выращивали лен, хлеб… В колхозе хозяйство общее было с Виноградовской пахотной землей 400 га, 40 голов скота, 200 голов овец, лошадей с молодняком 120 голов… Сено косили в Александрино, там покосы были…Жили дружно, "Гудок" гудел на весь район, а в 1939–1940 г. председателя – Илью Осиповича Танеева отправляли в Москву на ВДНХ за достижения в обновлении сельского хозяйства»5.

В краеведческом музее с. Слобода Знаменского района Омской области хранится справка о хозяйственных показателях колхоза «Гудок» за 1940–1950-е гг. В ней помимо общих данных о колхозе, есть сведения об урожайности, количестве колхозников, отработанных трудоднях и норме по трудодням. Данные, приведенные в таблице 1, позволяют выявить основные количественные показатели общественного производства на этапе существования колхозов, а также иллюстрируют факторы, влияющие на развитие материальной культуры польского населения в регионе.


Таблица 1

Основные социально-экономические характеристики колхоза «Гудок» за 1940–1950 гг.

Основные параметры

1940

1946

1947

1948

1949

1950

1

2

3

4

5

6

7

Посев всех культур, в том числе:

340

177

193

223

256

300

пшеницы

99

48

50

81

90

92

ржи

50

45

36

55

50

50

овса

95

70

90

88

57

60

Годовой сбор всех зерновых, бобовых культур, в том числе:

2787

1270

1179

1449



пшеницы

1012

450

308

629



Всего населения,

из них:

200

142

172

165



мужчин

40

16

25

24



женщин

43

39

49

44



Всего трудоспособных колхозников

83

55

74

68



Годовая выработка трудодней на одного

человека

434

346

285

330



Ценность трудодней: натурой

2,170

0,415

0,460

0,910



деньгами

0,44

0,18

1,13

1,40



Лошадей

68

17

20

22



Крупного рогатого скота

118

50

59

84



Овец

122

30

43

47

/p



Свиней 

43

20

31

43



Птицы разной

743

1081

1227

1196



Наличие сельхозинвентаря: плугов


22


15


16


16



сеялок

1

2

1

1



Доходность от: растениеводства

7634

5753

5703

14276



животноводства

4801

8747

9959

6527



подсобных предприятий

3047

146

12460

9047



 

Взято из: Материалы краеведческого музея с. Слобода Знаменского района Омской области.

 

Как видно из приведенного документа, доходы колхозников – жителей д. Поляки, в довоенный период были низкими: и если норма выдачи на трудодень в натуральном выражении в 1940 г. соответствовала средней по западносибирскому региону, то в денежном выражении она была гораздо ниже.

Война изменила жизнь в деревне: в 2,5 раза уменьшилось количество трудоспособного мужского населения, как следствие – сократились посевы, поголовье скота (особенно печальной была ситуация с разведением лошадей и овец), в 4 раза уменьшилась норма выдачи продукции и денег по трудодням. Была рационализирована структура посевов: вдвое сократились площади высевания пшеницы, при этом производство менее требовательной и капризной ржи осталось практически на довоенном уровне. Отметим, что урожайность зерновых культур не претерпела изменений.

На фоне сокращение количества рабочей силы был перераспределен состав животных в сторону выращивания менее трудоемкой и более выгодной птицы (разведение коров, овец и лошадей было достаточно трудозатратным, особенно в части заготовки кормов – И.Ч.). 

Закономерно, что в противовес общим тенденциям по увеличению количества трудодней в послевоенный период, в д. Поляки количество трудодней сократилось с 434 до 346 на одного человека (работали в основном женщины). Однако, по сравнению с другими регионами, даже при таком понижении этот уровень все равно оставался высоким (в Кузбассе, например, выработка трудодней в колхозах в 1944 г. составляла примерно 300)6.

Приведенная здесь таблица показывает еще один важный фактор, влияющий на развитие материальной культуры сельского (и польского в том числе) населения в регионе, – при ведущей роли общественного хозяйства, которому колхозники (жители деревни) вынуждены были отдавать большую часть своего времени, выживали крестьяне за счет личного подворья.

Охарактеризовать ситуацию с этим компонентом культуры в исследуемом регионе у поляков нам помогут данные похозяйственных книг д. Поляки и д. Гриневичи за 1937–1940, 1952–1957 и 1976–1978 гг.

Польское население в д. Поляки Знаменского района в 1937 г. в  среднем имело следующий состав высеваемых культур: больше всего выращивали картофеля, на втором месте по объему посевов шли корнеплоды, и наименьшую площадь занимали овощи. Подобное соотношение, представленное в таблице 2, обусловлено природно-географическими особенностями региона.

Таблица 2

 

Набор земледельческих культур и размеры посевных площадей у польского населения д. Поляки в 1937 г. (указано количество хозяйств)

Выращиваемые культуры

Засеваемая площадь (в га)

0,01

0,02

0,03

0,04–0,15

0,2-0,3

Картофель

-

-

-

5

21

Овощи

5

14

8

Корнеплоды

-

2

3

16

1

Конопля

1

-


 

Составлено по: ТФ ИсАОО. Ф. 60. Оп. 1. Д. 21. Л. 29-63

К сожалению, похозяйственные книги лишают нас возможности охарактеризовать данную сферу сельскохозяйственного производства в динамике, т.к. в последующие периоды они не содержат информации о культивируемых растениях.

Однако, с их помощью можно проанализировать изменения, произошедшие в животноводстве поляков. Прежде всего, отметим сокращение поголовья крупного рогатого скота в 1950-х гг. Так, если в 1937 г. в д. Поляки было 12 хозяйств, в каждом из которых насчитывалось от трех до пяти коров, то в 1955 г. в большинстве из имеющихся хозяйств было по одной корове. Аналогичная ситуация наблюдалась и со свиньями: 1937 г. – 14 хозяйств имели по 3–5 свиней на подворье, в 1955 г. превалируют домохозяйства с одной свиньей. Кроме этого, население д. Поляки почти прекращает содержать овец – они остаются лишь в четырех хозяйствах. Такое же положение прослеживается и в Гриневичах, хотя количество скота там было меньше изначально7. Эти процессы вполне закономерны, для крупного рогатого скота и овец некому стало заготавливать корма. Содержание свиней в «колхозный» период стало также затратным. Наши информанты повсеместно вспоминают о том, что тогда в колхоз необходимо было сдавать почти все мясо, да еще и полторы свиных шкуры.

Кроме этого, в 1950-е гг. происходит новое изменение организации общественного производства – переход от колхозов к совхозам, также повлиявшее на личное хозяйство. Результат этих изменений мы видим лишь к 1970-м гг. – в похозяйственных книгах появляются записи о том, что жители начали разводить птицу (иногда отдельно пишется птица и гуси, утки), кроликов, пчел.

Что касается сравнения личного и общественного производства, отметим, что в довоенный период численность свиней и овец на личном подворье была выше, чем в колхозе, тогда как по количеству крупного рогатого скота общественный сектор опережал личный почти в 2 раза. В 1930–1940-е гг. почти не встречается птица и пчелы, хотя, наши информанты упоминают, что их родственники разводили пчел8.

Однако, проводимая государственная политика, приводила к тому, что даже имея подобное хозяйство, сельское население не всегда могло обеспечить себя продуктами питания. Именно поэтому, рассказывая о пище военного периода, почти все информанты упоминают о том, что повседневный рацион состоял в основном из растений, грибов, овощей и ягод, употребляемых летом свежими, а зимой – сушеными. «Ходили собирать конский щавель, насушим его, потом мама намелет и из муки печет лепешки… очень мука была похожа на ту, что сейчас скотину кормят»9.

Особняком в этих рассказах стоят воспоминания о сохранившихся праздничных национальных блюдах, которые в сознании наших информантов связываются с праздничной обрядностью, традицией, которая сохранялась, даже не смотря государственные мероприятия. В Деспотзиновке, например, информанты вспомнили о приготовлении клёцок с маком на Рождество и воловьего желудка на Пасху10. Встретились нам рассказы и том, как в семье «запекали целый окорок в печи… поросенка или курицу шпиговали начинкой и также запекали…». «Ну и что, что надо было все сдавать в колхоз, прятали скотину…  Свиней ночью резали, чтоб никто не видел», или «мама носила в лифчике зерно, у нас жернова были, ставила кого-нибудь караулить, чтоб никто не слышал, потом хлеб пекли»11.

Важным компонентом материальной культуры является жилище. Как мы уже отмечали, Дом в д. Поляки Знаменского района Омской области. Фото И.В. Черновой из материалов этнографической экспедиции 2011 г.большая часть польских переселенцев осела в богатых лесом северных районах Омского Прииртышья, где они сразу стали строить деревянные дома. Сохранившиеся фотографии населенных пунктов демонстрируют нам несколько вариантов жилищ.

В д. Поляки Знаменского района и в д. Деспотзиновка Саргатского района Омской области распространенными были пятистенки, «дома» (рис. 1). В д. Поляки даты их постройки разнятся от 1918 до 1954 г., отражая историю заселения. Например, большая их часть была построена в 1933–1937 гг. Объяснение этому можно найти в полевых материалах. Один из жителей д. Поляки упомянул, что «в 1929 г. в Поляки приехали последние переселенцы "с Расеи"»12. Вполне вероятно, что им потребовалось время на обустройство.

Другим типом жилищ здесь были избы, отдельно упоминаемые в источнике. В похозяйственной книге за 1955–1957 гг. содержится указание на то, что обе избы были построены в первой половине 1950-х гг. – в 1950, 1954 гг. Данный источник позволяет выяснить и состав помещений хозяйственного назначения, располагающихся на подворье. Почти в каждом хозяйстве значатся хлев (даты его постройки совпадают со временем строительства дома) и амбар. Баня и дополнительный дом, видимо используемый в качестве летней кухни или проживания отделившейся, но не переехавшей семьи сына главы хозяйства, числятся лишь в одном хозяйстве13.

Источники демонстрируют нам существующую разницу в типах жилищ у переселенцев в д. Поляки и соседствующих с ними старожилов с. Слобода: если в Поляках строили пятистенки и избы, то в Слободе первоначально основу застройки составляли деревянные двухэтажные дома. Можно предположить, что если бы не начавшаяся репрессивная государственная политика и конфискации домов у населения Слободы, польские переселенцы вполне могли бы перенять этот тип жилищ, т.к. такие дома были удобны для проживания больших неразделенных семей, составляющих большинство в Поляках. Справедливость данного вывода можно подтвердить тем, что у поляков в д. Деспотзиновка, в начале XX в. были двухэтажные дома.

В д. Гриневичи, видимо в силу отсутствия притока населения, наблюдается иная ситуация – значительная часть (54%) жилых и хозяйственных помещений была построена в конце XIX – начале XX в. (1900–1910 гг.), затем всплеск строительства приходится на 1920–1936 гг. – 39% от общего числа построек, оставшиеся 7% равномерно распределяются между 1915–1918 гг. и 1945–1946 гг.

Амбар и хлев есть почти на всех подворьях, причем в большинстве здешних хозяйств, судя по данным источников, традиционно сначала строили жилище, затем вспомогательные помещения. Разница с д. Поляки состоит только в количестве бань – в Гриневичах их значительно больше14. Содержатся в документах и сведения об изменении типа жилища: «Изба построена в 1900 г. – ликвидирована, дом – с 1952 г.»15.

Эта запись фиксирует важную тенденцию, произошедшую в домостроительстве – переход к наиболее распространенному типу жилища – «пятистенку». В настоящее время большинство домов в северных районах Омской области относится к этому Фото из фондов краеведческого музея с. Слобода Знаменского района Омской области. Н.Ф. Яконюк во дворе дома в д. Поляки на фоне «заплота»типу. Однако, в жилище поляков есть определенная специфика, выражающаяся в устройстве крыши, на которой располагается подобие мансардной пристройки с окном. Подобные пристройки мы встретили и в д. Поляки, и в д. Деспотзиновке. В полевых материалах есть упоминание и о других типах жилищ, например, одна из жительниц д. Деспотзиновка вспоминала, что «у ее дяди был «крестовик», самый большой дом в деревне»16.

Что касается технологии строительства, то в материалах она почти не нашла отражения. Информанты лишь упоминают, что для строительства старались выбирать в основном сосну. Кроме этого, визуальные материалы подтверждают активное использование польскими переселенцами заплотной техники – заплоты сохранились во многих усадьбах и в д. Поляки, и в д. Деспотзиновка (рис. 2). Отличает поляков и наличие палисадника.

Подобный вариант домостроительных традиций, был традиционно близок полякам, т.к. в Польше распространены деревянные постройки срубной конструкции.

В рамках этнографических экспедиций также был собран массив визуальных материалов, позволяющих охарактеризовать такие составляющие материальной культуры, как одежда, утварь, внутренне убранство дома и рукоделия. Отметим, что хронологически визуальные материалы распределены неравномерно. Почти отсутствует информация о 1910–1930-х гг. Основная причина этого – их плохая сохранность, обусловленная политическими и социальными перипетиями (межвоенное время, раскулачивание и т.п.). Аналогичная ситуация прослеживается и в отношении периода 1940-х – начала 1950-х гг. Начиная с середины 1950-х гг. наблюдается рост количества фотографий, который продолжается до настоящего времени. Это связано и с относительной доступностью фотоуслуг, и с тем, что появляется своеобразная мода и заказ на фотографии.

Как видно из фотографий, в одежде сохраняется ряд традиционных элементов, однако, костюм все больше унифицируется. Визуальные источники дают возможность представить зимний и летний комплекс одежды польских переселенцев указанного периода. В основном это повседневная одежда: у женщин – юбка, рубашка и передник, у мужчин – брюкФото 1948-1949 гг. из семейного архива З.Д. Бабайцевой. «Васька Хвиневич пахал…». МЭЭ ОмГУ 2011 г.и и рубашка, зимой и те, и другие носят полушубки.

Есть среди фотографий и изображения праздничных, обрядовых элементов одежды. Прежде всего, это фото свадебных нарядов. Большая их часть приходится на 1940-е – 1960- е гг. На предвоенных и послевоенных фотографиях мы не увидим тех элементов свадебного костюма, о которых нам рассказывают информанты: брачных венцов и т.п. Чаще всего это чуть более нарядные платья в сравнении с повседневными, у мужчин - пиджаки.

Кроме этого, фотоматериалы иллюстрируют и хозяйственную жизнь поляков. Одна из жительниц с. Слобода разрешила нам скопировать фото, пояснив так его содержание: «Васька Хвиневич пахал, фото около 1948–1949 гг.» (рис. 3)17. Костюмы и прически людей действительно относятся к 1940-м годам. Если бы не костюмы, то можно было бы подумать что перед нами картина из второй половины XIX века – крестьяне пашут землю с помощью сохи. Соха колесная, что свидетельствует о «неудобной, тяжелой» земле, и подтверждает место создания фото – степные районы Сибири.

Есть в фондах краеведческого музея с. Слобода Знаменского района Омской области фотография кузницы в д. Поляки (рис. 4). Как отмечают нашиФото кузницы д. Поляки Знаменского района Омской области. Фото из фондов  краеведческого музея с. Слобода Знаменского района Омской области  информанты: «среди жителей д. Поляки было много людей мастеровых. Все Приготские были мастера по дереву, а Козьминские – мастера по железу, кузнецы были»18.

Что касается других сфер материальной культуры, то в имеющихся визуальных источниках фиксируются разные традиции вышивки, например. В д. Деспотзиновка Саргатского района Омской области, нами были сделаны снимки вышивки в синей гамме, характерной для кашубской традиции. При этом рисунок – розы, очень похож на розы, вышиваемые в белорусских деревнях гладью.

В целом, завершая характеристику материальной культуры поляков в Омском Прииртышье, отметим, что материальная культура поляков в Сибири демонстрирует большую гибкость под воздействием внешних обстоятельств. Кроме этого, в указанный период важную роль в хозяйственно-бытовой жизни сельского населения играет общественное производство. Источники позволяют проследить и трансформацию жилища и усадебного комплекса, стремление к унификации. Сохранение ярких самобытных черт обнаруживается лишь в сфере обрядовой пищи.

____________________________

* Работа выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект № 11-31-00214а1 «История и культура поляков Западной Сибири в XVIII–XX вв.».

1 Список населенных мест Сибирского края. Округа Юго-Западной Сибири. – Новосибирск: Издание Статистического комитета Сибирского крайисполкома, 1928. – Т. 1. – С. 42–56.

2 МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1.

3 СКМ, Материалы 2011 г.

4 Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне: социальная история Советской России в 1930-е годы: деревня. - М.: Российская политическая энциклопедия, 2001. – С. 120.

5 МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1; Репина Т.Г. Здесь родины моей начало… (История Знаменского района). – Омск, 2004. – С. 101.

6 Викторов А.Ю. Доходы колхозников Кузбасса от общественного хозяйства в годы Великой Отечественной войны // Вестник Томского государственного университета. Серия «История». – 2011. - № 3. – С. 108112.

7 ТФ ИсАОО. Ф. 512. Оп. 3. Д. 77. 61 л.; Ф. 60. Оп. 1. Д. 95. 16 л.

8 МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1.

9 Материалы краеведческого музея с. Слобода Знаменского района Омской области.

10 МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1, л. 10–11 об.

11МЭЭ ОмГУ 2012. П.о. 1, л. 33 об.

12 МЭЭ ОмГУ 2002. Ф. I. П. 163-7. Л. 7.

13ТФ ИсАОО. Ф. 60. Оп. 1. Д. 95. 16 л.

14ТФ ИсАОО. Ф. 512. Оп. 3. Д. 77. 61 л.

15 ТФ ИсАОО. Ф. 512. Оп. 3. Д. 77. Л. 4 об. – 5

 16МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1. Л.

17 МЭЭ ОмГУ 2011. П.о. 1.

18 МАЭ ОмГУ. Ф. I. П. 163-7. Л. 7.

       

© Сибирский филиал Института наследия, Омск, 2009–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ
Финансовая поддержка: РГНФ, проект 12-01-12040в
«Информационная система «Культурные ресурсы Омской области»