Карта сайта
Поиск по сайту


Rambler's Top100

Сибирский филиал Института наследия | Культура Сибири | Журналы Сибирского филиала Института наследия | Библиотека сайта | Авторский взгляд | Контакты
Места памяти | Краеведческая страница


Н.А. Томилов, директор Омского филиала

Института археологии и этнографии СО РАН,

профессор, доктор исторических наук


 

ПРОСВЕЩЕНИЕ И ПРОФЕССИОНАЛИЗМ – ГЛАВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ


23 января 2012 г. в свет вышла статья тогда еще основного претендента на пост Президента Российской Федерации В.В. Путина «Россия: национальный вопрос». Отрадно то, что в этой статье дана откровенная оценка сегодняшней ситуации роста в России межэтнической и межконфессиональной напряженности, русский народ, наконец-то, определен государствообразующим этносом, обозначены основные проблемы в национальной политике и поставлены задачи по их решению.

Своевременными прежде всего представляются два предложения В.В. Путина – усилить роль образования в приобретении гражданами и особенно мигрантами гуманитарного знания как основы самоидентичности российского народа и создать в федеральных органах власти специальный коллегиальный орган для решения национальных вопросов в стране.

Отмечу все же, что среди учебных предметов, роль которых в образовательном процессе должна быть повышена, им названы русский язык, русская литература, отечественная история, и в этот перечень не вошла этнография – специальная наука об историко-культурных общностях, прежде всего о народах, их истории, культуре, социальном развитии и т.д. А ведь именно этнографические знания в первую очередь играют существенную роль в формировании мировоззрения у граждан разных национальностей, направленного на возрастание уважения к истории и культуре народов страны и на укрепление представлений об общности исторических судеб народов России и о россиянах как исторической общности, сложившейся на основе российской цивилизации.

О необходимости введения всеобщего этнографического образования в таком многонациональном государстве как Россия ученые заявляли не раз в 1980-х–1990-х гг., в том числе и через подготовленную омскими учеными и опубликованную в 1992 г. в журнале «Этнографическое обозрение» резолюцию «Об этнографическом образовании в высшей и средней школе России».

Тем не менее, в сознание россиян представления о потерях общества, связанных с всеобщим этнографическим невежеством, так глубоко и не проникли. Отсюда необходимость еще и еще раз возвращаться к этой проблеме.

Осознание в обществе потребности расширения преподавания этнологии (этнографии) в системе образования четко возникло еще в конце 1950-х годов. Тогда впервые ставился вопрос о введении преподавания этнографии в средних школах. С обострением во второй половине 1980-х годов межнациональных отношений, с возникновением конфликтных ситуаций и всеобщей напряженности в связи с остротой национального вопроса в СССР ученые-практики еще раз обратили внимание на всеобщую этнографическую необразованность советских людей.

В начале XXI в. напряженность в межнациональных отношениях сохраняется в странах СНГ, в том числе и в Российской Федерации, а также в странах ближнего зарубежья. При этом она порой охватывает учащуюся молодежь средних специальных учебных заведений и студентов вузов. Например, свыше 70% опрошенных в начале 1990-х годов учащихся школ города Омска заявили, что они были свидетелями недружелюбных отношений между людьми разных национальностей. Известны случаи, когда дело доходило до драк групп учащейся молодежи, состоящих из лиц разных национальностей. По мнению многих ученых, в такой многонациональной стране, какой является Россия, не может быть разночтений о важности этнологических (этнографических) знаний в деятельности специалистов разных профилей, а не только учителей-историков. Завтра этнология опять будет преподаваться лишь на исторических факультетах университетов и ряда педагогических институтов, академий и университетов, кое-где на географических факультетах, в некоторых институтах культуры. Ее не будут изучать ни будущие педагоги других специальностей, ни будущие инженеры, административные работники, работники культуры, медицины и другие специалисты, т.к. в новых стандартах образования в вузах она снова убрана как общая дисциплина.

Такое положение, что этнография, как учебная дисциплина о народах и их культуре, фактически не преподается в вузах, средних специальных учебных заведениях и школах России не может не углублять кризис в межнациональных отношениях. Подготовленные в системе образования специалисты работают, как правило, в разнонациональной среде и, будучи руководителями коллективов и отдельных подразделений, мало что знают о национальностях, об особенностях образа жизни разных народов, а значит и не умеют правильно вести себя в инонациональной среде, часто прямо или косвенно проявляют неуважение и шовинистские нотки или просто оскорбляют чувства национального достоинства людей. Знание народов, их истории и их культуры – это уже путь к взаимопониманию.

Если обратить внимание на зарубежный опыт, то, например, в большинстве университетов США и некоторых других англоязычных стран культурная и социальная антропология (это название этнографии в англоязычных странах) является обязательным предметом наряду, скажем, с иностранным языком, для изучения не только будущими гуманитариями, но и специалистами всех естественно-научных профилей. Почти в каждом университете таких экономически развитых стран, как Канада, США, Япония и другие, функционируют этнологические отделения, факультеты и кафедры. Заведующий кафедрой этнологии Московского госуниверситета В.В. Пименов приводил в 1992 г. данные о том, что в небольшой Норвегии в 4 университетах имеются отделения этнологии, а в Венгрии в 3 университетах – этнологические кафедры, что общее число этнологов в России примерно в 20 раз меньше, чем в США. И далее он сделал вывод о печальном состоянии этнологического образования в чрезвычайно сложной по этническому составу населения и национальным проблемам Российской Федерации. Об университетской этнографии он писал следующее: «Кафедры этнологии (этнографии) имеются только в двух ведущих университетах страны – Московском и Петербургском. В Омском университете, где имеется очень активная и серьезная школа этнологов, этнология входит в состав комплексной кафедры. Ни в одном российском университете нет ни отделения, ни факультета этнологии».

Специальное внимание этому вопросу уделил и директор Института этнологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН В.А. Тишков в вызвавшей длительную научную дискуссию статье «Советская этнография: преодоление кризиса» (1992 г.). В ней он обращает внимание на недостаточно привлекательный имидж этнологии как дисциплины и профессии «среди молодого поколения, препятствующий притоку в нее наиболее талантливых студентов и созданию конкурентной ситуации, так и среди деятелей высшего образования, препятствующий расширению масштаба подготовки кадров и ее материальной обеспеченности». И далее он предлагает: «Пусть не 300 факультетов антропологии ... как в университетах США, но хотя бы с десяток самостоятельных факультетов или отделений в советских вузах – и положение можно было несколько поправить».

Еще в 1987 г. более 300 участников научной конференции «Этнографическая наука и пропаганда этнографических знаний» (Омск) указали в своем решении, что расширение научных этнографических исследований, преподавания этнографических знаний в школах, средних специальных учебных заведениях и вузах, подготовки специалистов этнографов для нужд социальной сферы будет способствовать достижению качественно нового состояния и оптимизации социальных, в том числе национальных проблем, дальнейшему развитию экономики, культуры и науки, действенности гражданского, нравственного и эстетического воспитания, углублению патриотического и интернационального мировоззрения, борьбе со всеми разновидностями национализма и расизма, расширению взаимопонимания между народами. Такие же мысли были высказаны и на Всесоюзной научной конференции «Национальные и социально-культурные процессы в СССР» (Омск, 1990), участниками которой были 240 ученых, а также участники Всероссийской научной конференции «Региональные проблемы межнациональных отношений в России» (Омск, 1993 г.), V Конгресс этнографов и антропологов России (Омск, 2003 г.), Международной научно-практической конференции «Русский вопрос: история и современность» (Омск, 2007 г.), Международной научной конференции «Этнография Алтая и Сопредельных территорий» (Барнаул, 2011 г.), и других форумов 1990-х – начала 2000-х годов.

С учетом дальнейшего осмысления проблемы этнографического образования в новых условиях жизни России актуальность ее определяется следующим образом: Политическое, экономическое, мировоззренческое и воспитательное значение этнологических знаний в современном обществе существенно велико для разрешения территориальных споров между государствами, предотвращения войн, разрешения межнациональных конфликтов, снятия напряженности в межнациональных отношениях, для решения национальных проблем, использования рационального хозяйственного и экономического опыта народов в традиционных отраслях хозяйства, для возрождения и развития культуры, для формирования историзма мышления людей, борьбы против шовинизма и расизма, утверждения идей равенства народов, воспитания уважительного отношения к истории и культуре каждого народа и каждой национальной группы, расширения взаимопонимания между народами, укрепления представлений об общности исторических судеб человечества.

И еще одно существенное предложение. Конечно, все мы, ученые, поддерживаем идею о необходимости создания системы подготовки профессионалов-этнографов (или этносоциологов) в сфере высшего образования, с тем чтобы они могли работать в регионах страны как чиновники и успешно справляться с решением задач в области национальной политики, осуществляя прежде всего меры по профилактике межнациональных конфликтов и по стабилизации межнациональных отношений в позитивном направлении. Именно такая категория чиновников (можно сказать, инженеров национальной сферы страны) необходима сегодня и в будущем как для России, так и для других стран СНГ. Как нам представляется, именно они будут способны осуществлять стратегические направления национальной политики – способствовать положительной деятельности всех народов, заботиться о межнациональном мире в регионах и стране в целом, укреплять историческую общность россиян, а значит обеспечивать стабильное развитие России.

 

 



© Сибирский филиал Института наследия, Омск, 2009–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ
Финансовая поддержка: РГНФ, проект 12-01-12040в
«Информационная система «Культурные ресурсы Омской области»