Карта сайта
Поиск по сайту


Rambler's Top100

Сибирский филиал Института наследия | Культура Сибири | Журналы Сибирского филиала Института наследия | Библиотека сайта | Авторский взгляд | Контакты
Места памяти | Краеведческая страница


К.Ю. Гизиева

Современный сельский погребальный обряд в Шербакульском районе Омской области *


Тема смерти востребована как современным обществом, так и наукой. В современном обществе возрастает интерес к истории, люди стремятся соблюдать народные обычаи и традиции, в том числе и в погребальном обряде. Научный аспект заключается в том, чтобы показать на примере погребального обряда, насколько явления традиционной культуры сохранны в наши дни.

Материалы, характеризующие как погребальный обряд в целом, так и его отдельные стороны, могут служить одним из ценных историко-этнографических источников для решения ряда проблем этнической истории и культурогенеза изучаемого народа. В этом смысле исследование погребального обряда очень информативно и не уступает по информативности изучению ряда других тем: религиозных верований, фольклора, народного изобразительного искусства и т.д.

Что касается работ, посвященных изучению погребального обряда, то стоит отметить, что в начале ХХ века большую роль играли лингвистические исследования. К.В. Чистов высказал мнение о том, что «наиболее значительные исследования восточнославянской погребально-поминальной обрядности после 1927 г. принадлежат лингвистам»1. Ю.Ю. Сухараско отмечал еще и тот факт, что этнографы разного времени находили много общего в структуре погребального обряда как варианта ритуальных действий у разных этносов. Это позволило исследователю сделать вывод, что «…близость семейной обрядности разных этносов объясняется не только их этнокультурным взаимодействием... Погребальные обряды могут иметь и типологическое сходство, обусловленное одинаковым поведением людей в аналогичных ситуациях».

Историко-этнографический материал, собранный к настоящему времени, характеризует как общие типологические черты, так и региональную специфику, локальные особенности похоронных обрядов на территории ряда русских областей. Е.Ф. Фурсова в своей работе описала погребальную одежду старообрядцев Васюганья. Г.Н. Травкин одно из своих исследований посвятил изучению погребального обряда в Костромском Поволжье. С.И. Дмитриева посвятила работу описанию мезенских крестов как локальной особенности обряда. Необходимо отметить также труды Г.Е. Бардиной, Т.Б. Юмсуновой и А.П. Майорова.

В целом же при изучении погребального обряда исследователи практически не затрагивали причины изменения погребального обряда в течение времени. Не встречается в исследованиях и попытка выделения этапов становления погребального обряда. Однако тему нельзя считать исчерпанной и в силу того, что погребальный обряд есть явление постоянно существующее и потому изменяющееся незаметно. Собранные материалы дают возможность воссоздать современную практику похорон.

В сельской местности, напротив, похоронный комплекс сохранился в гораздо более традиционном виде. Сохранению обряда способствует иной, чем в городе, принцип занятости и поселения. Комиссии по новым обрядам, созданные при сельсоветах в 1960–1970-е гг., в большинстве случаев сосредоточивали свое внимание на разработке и внедрении торжественной обрядности, связанной с рождением и свадьбой, и лишь регистрировали факты смерти населения. Исключение составляли случаи смерти значимых для поселения лиц – ветеранов войны, председателей колхозов и т.п. В этих случаях при участии совета ветеранов, сельсовета или другой организации проводилась торжественная церемония прощания с траурным митингом на кладбище или около дома покойного. В случае же смерти рядового колхозника все заботы по организации и проведению похорон ложились на плечи его родственников. В этой ситуации традиционный похоронный обряд воспроизводился традиционным образом2.

Подобные формы традиционного погребального обряда зафиксированы в материале, собранном в 2012 году в ходе этнографической экспедиции Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского в селе Максимовка Шербакульского района Омской области. Выбор места для исследования не случаен, так как Максимовку в 1896 году основали переселенцы из села Веремеевки (Еремеевки) Золотоношского уезда Полтавской губернии. Основной поток украинского крестьянства двинулся в Сибирь в конце XIX – начале ХХ века, что было связано с благоприятной переселенческой политикой правительства и строительством Транссибирской железнодорожной магистрали.

Информаторами в этом населенном пункте выступали пожилые люди, которые являлись первым поколением переселенцев и многие из которых были привезены в Сибирь еще маленькими детьми. Определяя свою этническую принадлежность, информаторы называли себя украинцами, но отмечали свое большое сходство в материальной и духовной культуре с русскими сибиряками. Однако до сих пор можно встретить людей старшего поколения, которые помнят и стараются соблюдать черты традиционных похорон.

Готовясь к смертному часу, старые женщины загодя запасают «смертную одежду» и откладывают деньги на свои похороны, желая быть одетыми «как положено». Как рассказал информатор Анатолий Иванович Зуев: «Бабушкой моей Екатериной Алексеевной было заранее заготовлено смертное: рубаха была украинская, вышитая крестиком. Мужчинам туфли можно в гроб надевать, женщинам также – но большинство надевают тапочки. Вот привезла дочка соседки ей с города тапочки, спрашивает у матери: "Сгодятся?". А та отвечает: "Да мне там от долгов не бегать, сойдут"»3.

С наступлением смерти все было направлено на приготовление умершего к похоронам. В сельской местности морги в лучшем случае в райцентре. Таким образом, транспортировка тела туда, а потом обратно домой или на кладбище, осложняется большими расстояниями, материальными затратами. Поэтому «проще поступить по-старинке, как раньше бабки делали»4. Прежде всего, умершего должны были обмыть. Мыли теплой водой с мылом. Все предметы, использованные при обмывании, уничтожались. Воду выливали в укромное место, где никто не ходит. Обмыть покойного считалось богоугодным делом: «Трех покойников обмоешь – все грехи отпущены будут, сорок покойников обмоешь – сам безгрешным станешь»5.

Некоторые полагали, что на том свете покойному все понадобится, поэтому некоторым покойникам в гроб клали предметы их занятий, детям – любимые игрушки.

Хоронят обычно на третий день после смерти. Услышав, что кто-то умер, все, чужие и родные, спешили в дом, где лежал покойный, и каждый что-нибудь нес, чаще всего свечи. В течение всего времени, пока покойник лежал под иконами, к нему приходили родственники, в том числе и из других деревень, а также односельчане, чтобы проститься.

При выносе тела совершается много магических обрядов. Выносят умершего обязательно ногами вперед. Делается это для того, чтобы покойный не нашел дорогу домой. «Гробу нельзя дорогу переходить, переезжать. Сколько таких случаев было – несчастье потом у него или у его семьи. Когда покойного на кладбище везут, завязывают зеркала на машине, чтоб не привиделся»6.

Раньше место захоронения можно было выбрать самому. Критерием являлась близость могил родственников, наличие свободного пространства. Теперь же разрешение на захоронение необходимо получать в администрации села. Информатор Иван Яковлевич Какулин: «На кладбище происходит захват места, умер человек, а оградку берут так, чтобы сразу на два места хватило»7.

Могилу полагается рыть перед самыми похоронами. «Делают прямые могилы или с подкопом. Яму и подкоп делают по ширине гроба. Так обычно муж с женой делают, старые люди. Первый гроб ставится в подкоп и могилу засыпают, когда второй умрет, его могилу ставят в яму рядом, а памятник один ставят»8.

Затем гроб закрывают и на полотенцах (веревках) три раза качают «в знак уважения к умершему, только потом медленно опускают в яму. В могилу деньги кидают, чтобы душа имела, чем заплатить за перевоз ее на тот свет. Вот только живые цветы не кладут, вместо них еловые лапы, возможно, из-за того, что именно они зеленые круглый год»9.

Чтобы избавиться от посещений умершего, существовала целая система защитных мер и в самом погребальном обряде, и в дальнейшем. Так, сразу же после подъема гроба, при его выносе, родственники садились на лавку, где лежал покойник, чтобы потом не тосковать по нему. С той же целью рекомендовалось «пощупать» ноги.

Поминовение по усопшим родственникам справляют на 9-й и 40-й дни, в годовщину и в праздники. Поминовение выражается в посещении могилы, в поминальных обедах. Поминовения умерших совершались так же с Пасхи и до Петрова дня. В первый день Пасхи во многих местах приходили «похристосоваться с умершими родителями», приносили яйца, пироги, низко кланялись могилам и говорили: «Христос воскресе!» Многие были уверены, что в этот день умершие все слышат. Яйца крошили на мелкие кусочки и разбрасывали на могилках. В церковь приносили пироги, и после обедни, по выходе из церкви сразу же шли к могилкам.

Таким образом, в начале XXI века частично сохраняется духовная культура сибирских украинцев, происходит возрождение интереса к родной культуре, но многое утрачено вследствие разрушения традиционного уклада жизни. Рост числа национально-смешанных браков (в основном, с русскими) и процессы межэтнического взаимодействия приводят к интенсивному этнокультурному взаимопроникновению11. В рамках темы важно подчеркнуть, что истоками погребального обряда является сельское население, деревня была и все еще остается оплотом традиционной культуры общества. Именно традиции, сформированные «деревенской» культурой, издавна выступали в качестве основных элементов социального и культурного наследия всего общества.

‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒‒
* Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Министерства образования и науки Российской Федерации в сфере научной деятельности, проект № 33.1684.2014/K «Алгоритмический анализ динамики социокультурных систем народов Северной Евразии в XVIII–XXI веках».
 

Примечания

1 Чистов К.В. «Восточнославянская этнография» Д.К. Зеленина // Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. – М., 1997. – С. 462.

2 Сухараско Ю.Ю. Семейные обряды и верования карел. – Л., 1985. – С. 53.

3 Соколова А.Д. Похороны без покойника: трансформации традиционного похоронного обряда // Антропологический форум. – 2011. –№15. – С. 189.

4 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1939 г.р.

5 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1942 г.р.

6 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1939 г.р.

7 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1938 г.р.

8 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1958 г.р.

9 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1931 г.р.

10 Материалы этнографической экспедиции ОмГУ им. Ф.М. Достоевского 2012 г. П.о. 8. Информатор 1931 г.р.

11 Золотова Т.Н. Традиционная культура украинцев Среднего Прииртышья: проблемы исследования и сохранения // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития : сб. науч. тр.: в 3 ч. – Омск, 2012. – Ч. II. – С. 120.

© Сибирский филиал Института наследия, Омск, 2009–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ
Финансовая поддержка: РГНФ, проект 12-01-12040в
«Информационная система «Культурные ресурсы Омской области»